Get Adobe Flash player

Древние знания - на службу современности. Часть 4

Понятно, чтоон имел ввиду только явления природы. Нас же интересуют человеческая природа и человеческий мир – но здесь все по-другому. Здесь вмешиваются человеческие желания и страсти. Поэтому борьба добра и зла - это извечная проблема человечества. Только, к сожалению, в обозримом будущем не имеющая бескровного решения – ведь каждый безоговорочно ставит себя на сторону добра. Вернее, эгоист или, тем более, нелюдь даже не рассуждает, а свято верит: то, что я считаю для себя добром, должны признать добром для себя и все остальные. И кто не со мной, тот против меня. Или, если более привычно, кто не с нами, тот против нас, верно? А ведь это самый ходовой лозунг, проходящий через всю кровавую историю человечества. И нечего все беды валить на большевиков или, как их сейчас принято обзывать, «коммуняк». Не они первые его придумали: этот закон джунглей действует с тех пор, как существует род человеческий.

 

Главная беда в том, что проблема эта ставится и трактуется, в основном, в теологическом, религиозном ключе – посему в таких дискуссиях мне, как материалисту, участвовать не положено. По сути, эта  проблема надуманная, уводящая в сторону от возможности познания – а чаще просто лицемерная. Но приходится серьезно учитывать и ее – ведь речь о вполне возможном самоуничтожении цивилизации.

И что показательно, об этом же последнее время все более настойчиво говорит Патриарх Кирилл – которого я в недавней статье, посвященной пути теперешней России, назвал Комиссаром всея Руси. К такому сравнению привел сам контекст исследования – и не пахло здесь никаким ерничеством. Я его глубоко почитаю и ценю, особенно за то, что он делает для всего славянства. Ну а то, что в своих проповедях и живом общении с людьми он опирается на слово Божье, использует теологическую риторику, сути дела не меняет. Это тот нечастый случай, когда векторы действия науки и веры направлены на одну цель: укрепление духа наших славянских народов. И просвещение – правда, совершенно различными средствами и с различным содержанием. Народов, которые, как не раз подчеркивалось, уже не одно столетие остаются главной мишенью тех мощнейших и многоликих сил, которые стремятся сохранить и окончательно упрочить свое господство над миром. 

 
Тезис о добре и зле повторяют часто и на все лады – прикрывая красивыми словами, как дымовой завесой, свои совсем не праведные помыслы. Особенно в религиозно чрезмерно озабоченных США. Почему именно там и еще в нескольких уголках планеты, я писал в статьях разных лет: «Какого цвета фундаментализм?», «Фундаментализм против фундаментализма», «Философские вариации на тему теологиии», «Геополитический канцерогенез. Начало 21-го века - а дальше?» «Итак, все-таки, война?! А кто же с кем и за что воюет?» «Сумеет ли Россия договориться с Западом жить мирно?», «Русофобы всех стран, обьединяйтесь!», «Глобальный кризис и наша повседневная реальность». Там вся детальная, по мере сил, аргументация.

 

Повторю главное: каждый из нас, рожденных на планете, по определению человек. И имеет те или иные миропонимание, систему ценностей. Достоверно установлено, что их основы формируются начиная с рождения и в раннем детстве. По-житейски, это впитывается с молоком матери. С позиций науки неверно, но по результату – в самую точку. И затем у взрослого человека они почти не меняются. Если вспомнить знакомые всем детям нашего прошлого стихи Сергея Михалкова, это даже не понимание, а глубинное ощущение, что такое хорошо и что такое плохо. Или, более туманно и неоднозначно, что есть добро и что есть зло. А все очень просто: как кого научили в детстве, так он и считает всю жизнь. И с нашей и с той стороны. И привычно, даже не задумываясь, делит людей, как пел Высоцкий, на своих и врагов. Сурово, но оправдано: слишком велика может быть цена ошибки.

 

Сейчас снова принято горячо спорить на эту тему при обсуждении геополитических проблем – с подачи бесславно известных Р. Рейгана и Дж. Буша-мл. На наших славянских землях эта эмоционально-интеллектуальная зараза распространена куда меньше. Но тем не менее, игнорировать это было бы опасно – тем более, что ее раз за разом подбрасывают нам при обсуждении наших сугубо внутренних дел. Так прямо о добре и зле говорить перестали, сейчас это две мантры или «фишки»: демократия и права человека. Под их прикрытием, как за дымовой завесой, можно продолжать явные и тайные подрывные операции по ослаблению славянства – оно, как уже сказано, продолжает быть одним из основных препятствий для установления мирового господства. Так уж распорядилась история. Конечно, несправедливо. Но, как точно сказал устами Гамлета еще Шекспир: «…Справедливости здесь нет – Но нет ее и выше…»
 

Это я к тому, что мирно и надолго договориться по этим вечным вопросам, без большого ущерба, как показывает опыт, пока не удается. Выход: малые или большие войны. Или тайные политико-экономические спецоперации без выстрелов. Почему так – об этом много написано.

 

До последнего времени Украину втемную использовали силы, как принято говорить, «закулисы», правящие миром. Именно они, как прогнозируют многие честные интеллектуальные и духовные лидеры Запада и Востока, своими действиями ведут мир к катастрофе. А при новой власти Украина имеет все шансы снова стать самостоятельной, пусть и не самой большой силой на геополитической карте мира. И этим внести свой вклад в дело глобального выживания.

 

До этого мы вели речь о процессах в обществе или в «большом» мире. Но если начинать с них, то разобраться с нашими «глубинными» вопросами, относящимися к природе человека, будет гораздо сложнее. Почему: вспомним лаконичную формулировку Маркса: «...В истории действуют реальные люди – движимые разумом или под влиянием своих страстей». Что, конечно, нужно учитывать, в дополнение к действию обьективных законов истории. Хотя законы, управляющие человеческой природой, строго говоря, тоже обьективны – если не списывать, как делают идеалисты, все действия людей на свободу воли. Или на извечные абсолютные идеи.  

И оказывается, то же правило сформулировал еще Т. Гоббс, в 17-м веке. «Прежде чем анализировать историю народов, необходимо тщательно изучить нравы и привычки людей». И был прав – все начала там… (ведь явление капитала мы договорились здесь не рассматривать. Ограничимся свидетельством признанного знатока, Оноре де Бальзака:

«Жизнь - это машина, которую приводят в движение деньги». – ненаучная, но верная характеристика только набирающего тогда силу капитализма ).

 

Итак, логика исследования возвратила нас снова к началу, к человеку. Основные закономерности по обсуждаемому вопросу доказал еще Б. Спиноза, например: «...Мы стремимся утверждать о себе и любимом нами предмете все, что, по нашему воображению, доставляет удовольствие нам или ему; и, наоборот, отрицать все то, что, по нашему воображению, причиняет нам или любимому предмету неудовольствие...». И далее, «...Мы стремимся  способствовать совершению всего того, что, по нашему воображению, ведет к удовольствию, и удалять или уничтожать все то, что, по нашему воображению, ему препятствует или ведет к неудовольствию...». Под удовольствием и неудовольствием он понимает субьективную оценку человеком своих потребностей, которые могут включать все что угодно – от жизненно необходимых, физиологических до самых причудливых. И как ни парадоксально, в глубине многих социальных и даже духовных потребностей тоже можно увидеть сердцевину инстинкта. Вот, если вкратце, основные движущие силы.

Подчеркнем, что выявленные и сформулированные им закономерности не определяются каким-либо сознательным выбором в процессе работы интеллекта или сознания. Это работа подкорковых центров эмоций, где и сформированы биологические стремления. И где определяется, что считать «хорошим», а что – «плохим». А роль сознания в данном случае чисто служебная: представить оформленные в виде рассуждений или слов аргументы в пользу такого выбора. И чем выше уровень образования, тем они могут быть  более изощренными и маскирующими истину.

 

В самом начале мы установили, что  мерой всего, происходящего в человеческом мире, должен быть человек. Но, очевидно: единой, универсальной мерой или единицей измерения для основных свойств и действий множества таких разных людей и обществ не обойтись – их необходимо много. И для единства оценок они должны основываться на единых принципах - но быть многозначными. Как это могло бы выглядеть на практике?

 

Приведем всего один развернутый - но, наверное, убедительный пример. Можно ли оценивать личность нормального законопослушного человека и хулигана, бандита, убийцы, казнокрада,… одинаковыми мерами или одной мерой? 

С формальной точки зрения закона, разницы никакой не делается. Если они не совершают противозаконных действий, верно? Они обладают (по Конституции и Гражданскому Кодексу) равными правами – пускай на практике это очень часто не так. Точно такое же положение, как все знают, с богатыми и бедными.  Почему? Это выяснено еще Лао-цзы: «Закон подобен паутине: богатый ее легко прорывает, а бедный запутывается». И вот перефразировка этого афризма через 21 столетие, Фрэнсиса Бэкона: «Законы подобны паутине: мелкие насекомые в ней запутываются, большие – никогда». И неважно, заимствование это или самостоятельный вывод. Это правда жизни.

   

Но это касается собственно личностей. А их поведение? То же самое: подход единый. Презумпция невиновности плюс «Разрешено все, что не запрещено законом». На практике тоже не так – как правило. Но мы-то пытаемся доискаться до сути дела.

 

Теперь проверим, что утверждали об этой стороне природы человека мудрецы прошлого. (Показательно, что о «мирных», законопослушных людях никто специально не высказывался. Только обозначали, кто как мог, принципиальную разницу между двумя различными типами людей).

 

Итак: Титус Максиус Плавт, древнеримский комедиограф, 3-й в. до н.э.: «Человек человеку -  волк» и «Злому делать добро так же опасно, как доброму зло». Плюс, Никколо  Маккиавелли: «Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость». Ишь, как они сурово припечатали. Но если без лицемерия, по сути – то в целом верно …

Вспомним, в связи с , этим, совершенно иной принцип, который долго, жестко и неукоснительно внедрялся в советское время «Человек человеку – друг, товарищ и брат», А волчьи принципы (по умолчанию) оставили миру капитала – пусть, мол, грызут друг друга. И по сути нарушения здесь не было: они там остались неизменными. Только умело замаскированными – на что многие и покупаются. И ненавязчиво, но предельно жестко контролируемыми всевидящим оком того же капитала. Чтобы не началась война всех против всех (мы этот важный аспект общественной жизни еще подробно рассмотрим). А у нас заманчивый лозунг, восходящий к истокам христианства, идеалам социалистов-утопистов и Французской буржуазной революции со временем померк. Снова возобладала грубая правда жизни – основанная на все той же природе человека, очень неохотно и медленно поддающейся изменениям. Но об этом сказано уже достаточно. Поэтому продолжим:

 

Мишель Монтень, 16-й в. : «Первый признак порчи общественных нравов - исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели».

Френсис Бэкон, 16-й в.: «Люди испорченные и нечестные убеждены в том, что честность и порядочность существуют только из-за какой-то неопытности и наивности людей и лишь потому, что те верят разным проповедникам и учителям».

Виссарион Белинский, 19-й в.: «Подлецы потому и успевают в своих делах, что поступают с честными людьми, как с подлецами, а честные люди поступают с подлецами, как с честными людьми». И еще: «Честные люди всегда имеют дурную привычку со стыдом опускать глаза перед наглою и нахальною подлостью». И, наконец, «Это культура разнится меж собой, варвары все одинаковы».

Отто Вейнингер (Aвстрийский философ, психолог), 19 в.: «Наглость является средством насильственно поднять собственное достоинство путем искусственного обесценения окружающих людей».

«Доказательную базу» дополняет Пьер Буаст (французский лексикограф) , 18 -19 вв.: «Первый шаг неблагодарности - это исследование побуждений благотворителя»; «Наглость есть не что иное, как ложная наружность величия».

И, наконец, снова о важности соблюдения меры, Николай Бердяев, 20-й в.: «Ничто так не искажает человеческую природу, как маниакальные мысли. Самый добрый человек превращается в дикого зверя. Это замечательное явление человеческого рабства» и «Нет ничего более злого, чем стремление осуществить  во что бы то ни было благо».

Читатели смогут, кому захочется, провести подобный анализ известных им афризмов, исходя из тех же принципов.

 

Попробуем, по меньшей мере, обозначить эту универсальную, но пока очень туманно многозначную меру: человек - какой именно человек или какие его качества, свойства?). Вот и следующий постулат: «Познай самого себя, и ты познаешь богов и вселенную». Это Хилон из Эфор (Древняя Греция), VI-й век до н.э. На первый взгляд, звучит как прекраснодушный совет, каких немало. Тем более, выводящий за рамки науки – а мы так не договаривались.

 

Мы уже говорили, что избранные постулаты не содержат ничего такого, что не было бы известно из человеческого опыта. (правда, этот несколько выбивается из общего ряда).

Но в таком виде они представляют просто сгустки, концентрат мудрости выдающихся мыслителей, которые вошли в общую сокровищницу человечества. Как обширное собрание очень разных драгоценных камней из разных времен и народов. И непонятно, как их можно использовать – а не только любоваться, охать и ахать…

Во-первых, для того, чтобы эффективно применить их к конкретным задачам человеческой практики, многие необходимо целесообразно трансформировать, как уже было сказано, в форму, отвечающую сегодняшнему уровню научного знания. А уже затем провести их полноценный анализ – для определения соответствующих мер, точек отсчета, условий и границ применимости.

 

Как и решено, сразу отсекаем теологический вариант – переформулируя его: «Познай самого себя, и ты познаешь законы природы». Но ведь нас интересует не вся природа, законы которой – худо-бедно, но постепенно определяются, - а именно природа человека и общества. И в таком виде он выглядит как рекомендация, совершенно не обязательная для исполнения. Действительно, может быть, есть и другие способы познания? Оказывается, нет – далее мы рассмотрим и необходимые доказательства. Так что формулировку придется скорректировать и, как говорят математики, «усилить». Чтобы инструмент был эффективным. Окончательный вариант будет таким: «Познание законов природы человека и общества возможно только через познание самого себя».

 

А вот теперь большинство взрослых людей прямо запротестует: уж кого-кого, а самого себя я хорошо знаю. Нечего, мол, воду мутить… И это - одно из основных человеческих заблуждений. Из которого проистекает большинство остальных – касающихся оценки других людей и их действий.

 

Сошлемся в который раз на Бенедикта Спинозу «...Люди заблуждаются, считая себя абсолютно свободными в своих действиях. Это мнение основывается только на том, что свои действия они сознают – причин же, которыми они определяются, не знают...»., Этика, ч.3 «О происхождении и природе аффектов», Теорема 35, Схолия (Дополнение). 

Спиноза привел весьма сложные для восприятия доказательства геометрическим способом - кому будет не лень, может убедиться, заглянув в его «Этику». В это надо очень долго и упорно вживаться – да и то успех не гарантирован. (Я и сам несколько лет с этим маялся – видимо, пока не дозрел. И в один знаменательный день все это было, наконец, воспринято и осознано. По всему «обьему» и в основных деталях. Примерно так же, как сухо описан «диалектический скачок»: переход количества в качество. Только очень похоже, количества этого самого должно быть действительно очень много..  И с тех пор к Спинозе у меня вопросов не было. И к остальным тоже, кстати). Мы же здесь попробуем показать это уже проверенным здесь путем: используя  данные нейрофизиологии. Но не спеша откладывать в сторону интегрирующую, фокусирующую философскую «призму».

 

Что же нужно для того, чтобы познать самого себя? Очевидно, посмотреть на себя как бы со стороны.  С одним необычным условием: придется выйти для этого за пределы психологии как науки – это если со стороны познания. А если по жизни – то за пределы привычного каждому человечского круга.  В всеобьемлющую область общечеловеческой практики…

Зачем это нужно? А вот зачем: если рассматривается очень сложное явление, к которому из-за его многомерности трудно подступиться, единственно надежным будет взять за отправной пункт наиболее общие и достаточно изученные законы природы. Они не обманут и не дадут уйти в сторону – потому что лишены человеческой субьективности.

Только опираясь при этом на хорошо известный, но, как правило, неумело, некорректно применяемый принцип: все познается в сравнении. А чтобы обеспечить необходимую точность, формулировка этого принципа должна быть усилена: все познается только в сравнении. И то если сравнение выполняется правильно. Вроде бы мелочь – но только так и устроен и работает наш мозг.

 

Как же именно это сделать?  

Во-первых, точно обозначить базовые, исходные понятия. Это и будут те самые, основополагающие меры, к которым мы начинаем подбираться. И тщательно проверить их на истинность – самым надежным критерием, практикой человеческой жизни. Но не индивидуальной, а всего человечества. Второе: (любые) сравниваемые обьекты или явления должны быть равноценны: по родовым признакам и по месту в иерархии систем - если обьект сам входит в состав более сложной системы. В-третьих, меры для сравнения должны быть четко обозначены количественно – не «плюс-минус километр», как говорят в народе. Далее, нужно обозначить точки отсчета (реперные точки или, можно сказать, начало координат). И еще установить границы применимости выбранной меры или мер.  

Без всего этого выводы снова будут только качественными, слишком расплывчатыми. С иллюзией количественных оценок. И, следовательно, непригодными для эффективного анализа и использования в реальной действительности.

 

Но, как и во всех других случаях, для применения любых критериев нужно иметь правильную, подходящую (давайте будем по возможности избегать модного сейчас слова «адекватный») базу или эталон для сравнения. Именно так работает наш мозг. Если такой базы нет, он просто игнорирует событие – «проходит мимо, не замечая». Или пытается «прикинуть на авось»: выбирает оценку из двух крайних значений, 0 или 1, диапазона возможного изменения. Вот и весь выбор. В практическом, прикладном плане, людей, с которыми близко не знакомы и, тем более, своих лидеров, политиков, обычно оценивают по одному критерию: нравится - не нравится. Точно так же оцениваются и дела конкретных людей – особенно если мы не слишком хорошо разбираемся в существе проблемы. Так что насчет достоверности оценки деятельности здесь вообще нет смысла говорить.Все это детально описано в прежних - конкретных, «точечных» работах. Так что теперешний цикл в значительной степени опирается на уже полученные результаты. Но они органично включаются в единую матрицу целостного знания, которую мы и пытаемся смастерить.

 

Теперь разберемся: что же конкретно нам нужно познать? Очевидно, свою сущность. Или, простыми словами, истину или правду о себе. Которая по определению не может находиться где-то на поверхности явлений. Это авторитетно заявил еще Демокрит, 5-й в. до н.э.: «Истина скрыта на дне глубокой пропасти». А значит добыть ее непросто. Кто не согласится с этим – пусть не начинает спор со мной, а соревнуется прямо с Демокритом.

В новейшей истории серьезно продвинул эту тему Георг Гегель, 18 – 19 в.: «Истина рождается как ересь и умирает как заблуждение».Кроме того, он сдержанно прошелся по широко распространенным заблуждениям: «Здравый смысл есть сумма предрассудков своего времени».

 

Вспомним еще раз факты – которые, конечно, имеют много непохожих трактовок. Наша, напомню, основана на материалистическом монизме и исключает теологические и, тем более, оккультные или мистические варианты.  

Все мы, рожденные на Земле, по определению называемся людьми: разных рас, мужчины и женщины, здоровые и увечные, добрые и злые, богатые и бедные, верующие каждый в своих богов и неверующие... И как положено всему живому, имеем от рождения общую для нашего вида биологическую сущность. Она заключена в неосознаваемых, воистину биологических, стремлениях – их реализуют инстинкты или безусловные рефлексы. Обеспечивающие, удовлетворяющие столь же естественные потребности. И уже на их основе развиваются чувства – сначала единые у нас и у всего живого, а затем и чисто человеческие. Те, что относятся к социальной и духовной сферам личности. Вся их многоступенчатая иерархия описана в предыдущей статье.

 

Социальная сущность, как известно, у младенца существует только в потенции – как возможность - и постепенно формируется в раннем детстве. В дальнейшем она, конечно, может несколько изменяться – в лучшую или худшую сторону. В зависимости от самого  ближнего окружения и окружающей среды. Но очень сильно, радикально - только под воздействием чрезвычайных обстоятельств, что мы рассмотрим дальше.

При несформированной социальной сущности мы фактически имеем дело с  биологическими квазиавтоматами, одаренными разумом – как ни грубо это не звучит. Если ребенок воспитывался среди животных, получается нечто вроде Маугли – сообщения о таких случаях приходят до наших дней. Воспитать такого человеческого детеныша в полноценного зрелого человека практически невозможно – время, отведенное для этого природой, безвозвратно упущено. Они не могут нормально сосуществовать в обществе с себе подобными.

 

Но очень часто такое происходит с детьми, выросшими среди людей, в нормальных или не очень, семьях. Они тоже не могут мирно вписаться в человеческое общество – т.е., в приемлемой степени соблюдать его нормы. В самом широком смысле, это присуще всем эгоистам – они стремятся всех и вся «подогнать под себя». Насколько позволят эти самые «все» и обстоятельства. Напомню, что латинское «эгоист» по-русски «себялюбец».

В науке же их именуют социопатами – с разной степенью патологии. А в предельном случае по-простому, нелюдями ( по-русски это звучит чрезмерно грубо, а по-украински полегче, «видлюдок»). Причем, высокие социальное положение и уровень образования здесь мало существенен.  Даже хуже: практика показывает, что это вполне закономерно увеличивает опасность такой нелюди для общества.

  

Чем же они отличаются от людей? Исходить будем из известных на сегодня законов нейрофизиологии. Главное их свойство: гипертрофия инстинкта самосохранения при несформированной социальной сущности. Если она в какой-то степени успела сформироваться, то при сильной психотравме она закономерно деформируется. И тогда имеем человека с нравственным увечьем – но гораздо менее опасного, чем истинная нелюдь.

Нашу гипотезу косвенно подтверждает сам Аристотель: «Эгоизм заключается не в любви к самому себе, а в чрезмерной степени такой любви». Поэтому становится тошно, когда слышишь советы от многих новоявленных учителей жизни о том, что нужно любить себя. Так, мол, удастся решить все ваши жизненные проблемы. Не осознают они то, с чего мы и начали: главное – это мера! И если ее перейти, наказание за нарушение обьективных законов природы неотвратимо – им ведь взятку не дашь и даже на жалость не возьмешь. Только наказание это никем специально не озвучивается (законы природы безгласны!), да и реализуется как-то неявно – так что и претензий предьявить некому. Разве что другим людям – не себе же чрезмерно любимому. И такая жаба давит тех, кто выбрал этот кривой путь, до конца жизни. Так что кто сможет, есть смысл остановиться и крепко подумать…  

 

Вернемся к нашей линии анализа: как же такой социопат формируется? Точка отсчета почти всегда раннее детство. Инициирует процесс какое-либо очень сильное внешнее воздействие. Результатом такой психотравмы закономерно является прямая и интенсивная  стимуляция базовых инстинктов, в первую очередь, инстинкта самосохранения. На уровне физиологических потребностей формируется так называемая доминанта. Это стабильный очаг возбуждения в мозгу.  Это означает, что ведущей, определяющей, становится биологическая сущность личности. Социальная сущность, в нашем случае, не формируется. Тогда имеем в самом мягком случае просто себялюбца. В худшем – то, что описано ниже.

 

В результате такого патологического развития вырастает среди людей такой или такая Маугли - только говорящий, умеющий ходить, пользоваться туалетом, чистить зубы, держать ложку и вилку, пристойно одеваться, водить машину и т.д. То есть практически неотличимый от нормальных людей. Это как раз и есть самое страшное. А потом он учится читать и писать и, может быть, поступает в ВУЗ. И, скажем, даже заканчивает аспирантуру. Все это практически не связано с воспитанием и моралью – для этого нашей человеческой природой отведено детство. Обучение только усиливает операциональную мощность интеллекта. Который по определению бесстрастен; задания ему дают и оценивают его работу подкорковые центры эмоций. В т.ч., обобщающие, интегрирующие: удовольствия и неудовольствия. Определяющие главное в нашей теме: что такое хорошо и что такое плохо. И начинает такой человек где-то работать. Ну и так далее – причем, пол, социальный статус, наличие семьи и детей не имеют решающего значения. Всяко бывает - это очевидно из новостных и милицейских сводок и репортажей из зала суда. А когда возникают подходящие условия в окружающей среде (а для человека это общество), то такая мина замедленного действия взрывается. Не потому, что сама так захотела, а по законам той же человеческой природы. И практически всегда нормальные люди задают разные недоуменные вопросы.

 

Очередная часть нашего цикла получилась довольно длинной. Так уж вышло: новые нити анализа сами вплетались в целостную ткань нашего исследования. Но все равно нужно на время остановиться. Продолжим наше дело в следующий раз с новыми постулатами…